SEARCH MENU
Caspian Energy Journal Caspian European Club
CASPIAN ENERGY NEWS
Наиболее читаемое
Среда, 16 Декабрь 2015 18:45

Сделает ли SOCAR системные выводы из аварий на «Гюнешли», «Нефт Дашлары» и «Булла Дениз»? Избранное

Сделает ли SOCAR системные выводы из аварий на «Гюнешли», «Нефт Дашлары» и «Булла Дениз»?

Если что-то нельзя измерить, то этим нельзя управлять, по такому принципу, как сказал в одном из выступлений по вопросам безопасности глава ведущей международной нефтегазовой компании,  работает весь мировой upstream. Этот подход обрел еще большую актуальность после аварии с платформой Deepwater Horizon на месторождении «Макондо», произошедшей в апреле 2010 г. в Мексиканском заливе на глубине воды 1500 метров.  Авария унесла тогда жизни 11 нефтяников и послужила причиной самой крупной в истории США техногенной катастрофы вследствие разлива 5 млн. барр. нефти в океан.  Скважина на месторождении была законсервирована только через 4 месяца путем бурения двух разгрузочных скважин и закачки в  ствол и ствол этих скважин специального цементного раствора. Все это время, к чести компании bp-основного виновника аварии,  все подводные работы транслировались в режиме онлайн в эфире ряда американских телеканалов, а ликвидация последствий превратилась в национальную операцию по спасению всего живого. Федеральный суд Нью-Орлеана в 2013 г.признал bp основным виновником произошедшего, хоть и возложил часть выплат по ущербу на подрядчиков – Halliburton и Transocean. Со времени аварии прошло чуть больше 5 лет, но этого оказалось достаточно для появления «эффекта Макондо» и смены всей концепции оффшорных и глубоководных разработок. Из-за моратория на шельфовое бурение, наложенное правительством США, понесли убытки такие компании как Statoil, Anadarko Petroleum, Cobalt International. Ограничена  была и глубина бурения.
Бывший еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер  предложил приостановить шельфовое бурение у берегов ЕС до выяснения всех обстоятельств техногенной катастрофы в Мексиканском заливе.  В сентябре 2015 года компания Shell приняла решение свернуть все разведочные работы на Аляске, вовсе не из-за того, что не было обнаружено углеводородов, для буровиков это обычная практика, иногда разведочный период в среднем  длится до 3-4 лет. Американский регулятор потребовал, чтобы Shell  сконструировал на месте работ в Чукотском море такой же купол сдерживания как на скважине «Макондо», а еще доставил резервную буровую установку, чтобы можно было пробурить дополнительные скважины для сброса давления в первой, если там произойдет прорыв нефти. Кроме того была привлечена флотилия судов для бурения одной скважины, пишет Bloomberg.

Shell выполнил все условия, но  в результате реализация полномасштабной программы исследований данного участка шельфа оказалась экономически не эффективной. После этого Министерство внутренних дел США решило отменить дальнейшие планы бурения в арктических водах. До этого власти США уже фактически отказались от развития оффшорной нефтедобычи в Арктике, отменив тендер на два блока в Чукотском море и море Бофорта, который должен был пройти в 2016 или в 2017 годах. И, если правительство США откажется от дальнейшего освоения арктического шельфа, это станет прямым следствием «эффекта Макондо».

Авария на платформе Alexander L. Kielland (1980 г.) норвежский сектор Северного моря  27 марта 1980 г. произошел разрыв крепежной стойки и вскоре переломилась одна из опор. Через 20 минут платформа перевернулась. Возможная причина: усталость конструкции. Удалось спасти лишь 89 членов команды из 212.

Катастрофа на платформе Piper Alpha (1988 г.), британский сектор Северного моря 6 июля 1988 г. комплексная газодобывающая платформа была полностью разрушена в результате взрыва природного газа и последовавшего за ним пожара 167 человек погибло. В момент катастрофы на платформе находилось 232 человека. Ответом на эти катастрофы стало усовершенствование системы безопасности  вкратце изложенной на схеме немецкой Wintershall «Восемь барьеров системы обеспечения безопасности».

 

Источник: Wintershall

В нефтегазовой отрасли много примеров, когда извлекались уроки из произошедшего, так после катастрофы с танкером Exxon Valdez в 1989  году в эксплуатацию стали вводиться танкера с двойным дном.

4 декабря 2015 года в 17:40 волны высотой 9-10 метров (скорость ветра составляла 38-40 м/с) сломали опорную трубу подводного газопровода, работающего под давлением 110 атмосфер на платформе №10 на мелководной части месторождения «Гюнешли», говорится в совместном заявлении SOCAR, Министерства по чрезвычайным ситуациям и Генеральной прокуратуры, передает CaspianEnergyNews (www.caspianenergy.net).

В результате этого, отмечается в заявлении, газопровод был поврежден и начался сильный пожар.

В целях предотвращения возможных последствий все нефтегазовые коммуникационные системы, ведущие к глубоководному морскому основанию номер 10, были перекрыты, эксплуатация 28 нефтяных и газовых скважин на основании прекращена. Однако до сих пор пожар все еще продолжается на четырех газовых скважинах.

В соответствии с инструкцией и планом эвакуации в целях спасения от пожара и возможного взрыва работники сели в находившиеся на основании две спасательные лодки и опустили их вниз. Лодки были опущены до уровня примерно 10 метров над уровнем моря. Спустя 15-25 минут после аварии пожарное судно «Вихрь-9» Министерства по чрезвычайным ситуациям, дежурившее на месторождении «Гюнешли», а затем через короткий промежуток времени – пожарное судно «Вихрь-5», водолазное судно «Авиор» и буксир «Самир Гулиев», подойдя к основанию, сразу же приступили к операции. Кроме того, к пожарным и спасательным работам были привлечены оснащенные современной навигационной системой суда «Топаз-Дигнизи», «Эндевур», «Протектор», «Лянкяран», дежурившие на месторождениях «Азери-Чыраг-Гюнешли».

Однако из-за усиления урагана, достижения фактической высоты волны до 9-10 метров ни одно из судов не смогло причалить к основанию. В результате этого спуск спасательных лодок на воду и их буксировка судами оказались невозможными. Это одновременно осложнило работы по непрерывному забору воды для тушения пламени. Примерно в 22.45 в результате сильного ветра и удара высоких волн крюк одной из спасательных лодок раскрылся  и лодка вместе с находившимися в ней людьми упала в море. С помощью находившихся поблизости судов удалось извлечь из моря 3 работников и 1 тело. Спустя некоторое время одна из групп спасателей МЧС вышла на основание с помощью вертолета, принадлежащего ЗАО «Азал», а другая – с помощью судна «Муслим Магомаев», принадлежащего ЗАО «Азербайджанское государственное Каспийское морское пароходство», эвакуировали с лодки 26 человек, а с основания – 3 человека и доставили их на судно. Таким образом, всего было эвакуировано 32 человека, из воды извлечено 1 тело.

По факту в Следственном управлении по делам о тяжких преступлениях Генеральной прокуратуры возбуждено уголовное дело по статье 225.2 (Нарушение правил пожарной безопасности, повлекшее тяжкие последствия) Уголовного кодекса, создана следственно-оперативная группа в составе сотрудников Генеральной прокуратуры, министерв по чрезвычайным ситуациям, внутренних дел и национальной безопасности.

Распоряжением Президента Азербайджанской Республики в связи с произошедшей аварией создана Государственная комиссия. Руководителем комиссии назначен премьер-министр Азербайджанской Республики Артур Расизаде.

Авария на «Гюнешли» затмила чрезвычайное происшествие на месторождении «Нефт Дашлары» («Нефтяные камни»), где смыло в море будку с тремя нефтяниками. Таким образом, жертвами шторма и технической неготовности к нему стали 33 человека.

При этом для SOCAR за последние два года это второе а вместе с «Нефт Дашлары» третье (официально озвученное компанией) серьезное происшествие на буровых. В августе 2013 года в результате фонтанирования газа при проведении буровых работ на глубине 5858 м.  на разведочной скважине номер 90 в северо-восточном крыле месторождения «Булла Дениз» произошел неконтролируемый выброс метана, вследствие чего возник пожар на скважине, который продолжался свыше 10 дней. По  данным компании, причиной аварии тогда стало  высокое давление, которое возникло при прохождении продуктивного пласта на восьмом горизонте.

Компетентная комиссия разберется во всех деталях – почему авария произошла именно на этой платформе а не на более чем 10 других на «Гюнешли», что за «особенные» крепления для газопроводов были на платформе и почему  не выдержала – развалилась, так называемая, спасательная лодка, которая должна была без потерь проходить через нефтяной фонтан, пожар на поверхности моря и газовые выбросы и быть  рассчитана (как и все спасательное оборудование) по мировым стандартам на океанические порывы ветра до 160 км/ч, то есть должна  выдержать шквальный ветер – до 144 км/ч (40м/c) как и было на «Гюнешли».    Какая компания произвела такую спасательную капсулу, где она была испытана и сертифицирована? Почему персонал платформы не сел в шлюпки с подветренной стороны – по направлению волны, чтобы шлюпку могло вынести в открытое море, а не било о платформу? Позволяла ли сама конструкция платформы экстремальную эвакуацию людей в случае взрыва газа?  Почему система эвакуации, применяемая на Северном море  выдерживает ураганный ветер и высоту волны от 11 до 17 м, а 8-10 м на Каспии выдержать не может? Удивляет позиция «во всем виноват ветер», поскольку любой человек, кто  хоть немного жил на Каспии знает, что его всегда сильно штормит, при этом даже не поднимается Государственный флаг на Площади Флага,  прогулочные катера не выходят в море, а сухогрузы стоят в Бакинской бухте на рейде. Здесь еще часто бывают землетрясения, иногда до 7-8 баллов.

         Что это за крючки такие, которые не выдержали нагрузки не полностью загруженного спасательного борта (объявленная вместимость 42 человека)? Почему нефтяники оказались зимой в заведомо холодной воде в заранее спрогнозируемый метеослужбой «невиданный» шторм без защитных гидрокостюмов, которые позволяют продержаться при близкой к нулевой температуре моря до 4 часов, пока не подоспеет помощь.  Ведь всем знакомым с особенностями морской добычи известно, что без специальных гидрокостюмов  летальный исход наступает в течение считанных минут от резкой гипотермии (переохлаждения) вследствие свойства высокой  теплопроводности воды (в 25-26 раз превышающей воздушную среду).

Что было не так на платформе №10 и изменится ли информационная политика компании, ведь открытость увеличивает степень ответственности, от которой напрямую  зависит  безопасность, вне всяких сомнений разберется созданная президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым Госкомиссия. Но уже сегодня на основании сказанного как официальными структурами, так и по информации нефтяников можно предположить, что Госнефтекомпания, как и другие нефтегазовые компании после подобных происшествий, должна извлечь системный урок – изменить подход к системе, культуре своей внутренней безопасности и никто кроме нее этого сделать не сможет, поскольку каждая компания разрабатывает исключительно свою внутреннюю превентивную систему безопасности самостоятельно, опираясь на современные стандарты безопасности и свой опыт, управляет своими рисками также сама. Возможно,  при главе государства будет создан специальный орган по предупреждению и обеспечению безопасности нефтегазовых операций в Каспийском море, который ужесточит нормы и будет регулировать ответственность как государственной компании, так и иностранных операторов и их взаимодействие. К примеру, в США три регулирующих органа – по безопасности операций, охране окружающей среды и береговая охрана.  Но Госнефтекомпания, учитывая серьезность и трагичность последнего инцидента на платформе №10  должна извлечь системный урок и обеспечить высокий уровень безопасности для каждого своего сотрудника, как это принято во всех ведущих мировых компаниях.

Наталья Алиева

 Президент и главный редактор Caspian Energy International Media Group

 

Прочитано 2072 раз
POWERED BY ZEYNURBABAYEV