SEARCH MENU
Caspian Energy Journal Caspian European Club
CASPIAN ENERGY NEWS
Наиболее читаемое
Четверг, 17 Март 2016 19:30

В течение года ожидается постепенное восстановление цен на нефть, - вице-президент IFC Димитрис Цицирагос Избранное

CaspianEnergy (CE): Г-н Цицирагос, насколько успешным был 2015 год для IFС? Каковы планы на 2016 год?

Вице-президент IFC по инвестиционной деятельности и консультационным услугам Димитрис Цицирагос: Несмотря на сложные условия и текущую волатильность на многих развивающихся рынках, мы добились прогресса, продолжая предоставлять финансирование, а также глобальные знания и опыт нашим клиентам. Объем нашего финансирования на развивающихся рынках в 2015 финансовом году увеличился на 17%, достигнув почти $18 млрд. Свыше $7 млрд. из этой суммы было мобилизовано от других инвесторов, которые присоединились к нам благодаря 60-летнему опыту успешной деятельности IFC.

Инвестируя в наших клиентов в частном секторе, мы способствовали экономическому росту, созданию новых рабочих мест, повышению качества услуг, улучшению доступа к финансовым ресурсам, а также смягчению последствий изменения климата. По состоянию на конец 2014 календарного года наши клиенты давали работу 2,5 млн. человек (при этом в 2012-2014 гг. было создано 1 млн. новых рабочих мест), обеспечили электроэнергией 56 млн. потребителей, водой - 23 млн. человек и газом 35 млн. человек, и создали возможности для получения кредитов для 56 млн. микро, малых и средних предприятий.

Слабые перспективы роста, турбулентность, снижение цен на сырьевые товары, ослабление валют, политическая нестабильность и другие факторы продолжают усложнять нашу деятельность. Несмотря на это, наши финансовые позиции остаются стабильными, демонстрируя, что позитивное влияние на развитие, наряду с коммерческим успехом, можно получить даже в сложных условиях. Мы продолжим работать в направлении наших стратегических приоритетов в целях содействия странам в создании новых стабильных рабочих мест, улучшении инфраструктуры, развитии малых и средних предприятий, расширении доступа к финансированию, а также смягчении последствий изменения климата.

 

CE: Как Вы оцениваете влияние долгосрочных низких цен на нефть на мировую экономику, инвестиционную активность?

Димитрис Цицирагос: Многие развивающиеся страны, богатые нефтью, сегодня сталкиваются с такими вызовами, как снижение доходов, ослабление национальной валюты по отношению к доллару или евро, снижение инвестиционных перспектив и ограниченный рост. К примеру, низкие цены на сырьевые товары ударили по экономике Бразилии, где Всемирный банк прогнозирует снижение ВВП на 3% в этом году.

Сегодняшние сложные условия развития мировой экономики должны стимулировать эти страны преобразовать свою модель экономического роста с ориентиром на диверсификацию экономики и развитие несырьевых отраслей. Кроме того, многие страны переосмысливают баланс роли государственного и частного секторов в их экономике. Если мы возьмем Азербайджан в качестве примера, страна взвешенно использовала свои нефтяные доходы – повысила социальные трансферты, инвестиции в инфраструктуру, а также накопила значительный объем резервов, и тем самым добилась заметного прогресса в вопросе сокращения бедности и повышения общего благосостояния. Тем не менее, страна не диверсифицировала свой экспорт и не предприняла достаточно шагов, чтобы диверсифицировать свою экономику в целях повышения конкурентоспособности на мировом рынке. На фоне низких цен на нефть и возросшей волатильности в регионе, в предстоящие годы экономика Азербайджана, как и многих других стран региона, столкнется с факторами, сдерживающими рост. Стране необходимо разработать модель экономического роста, которая в большей степени опирается на конкурентоспособный частный сектор и ненефтяной экспорт.

 

CE: Не ожидаете ли Вы нового финансово-экономического кризиса на фоне низкого уровня инвестирования, невысоких темпов роста основных сегментов мировой экономики и низкого уровня инфляции на развитых рынках?

Димитрис Цицирагос: Трудно прогнозировать будущее. Тем не менее, мы должны уметь размышлять о том, что может произойти, и ставить перед собой цели в соответствии с этими ожиданиями. Консенсус среди экономистов сводится к тому, что нынешняя волатильность и низкий рост – это новый порядок вещей, и странам следует разработать соответствующие долгосрочные стратегии. Как я упоминал ранее, многим странам, особенно тем, которые базировали свое развитие на эксплуатации природных ресурсов, нужно перестроиться и стать более конкурентоспособными в глобальной экономике.

Я также хочу обратить внимание на то, что Всемирный экономический форум называет «четвертой промышленной революцией», в эпоху которой, как мы считаем, мир сейчас вступает. Технологии становятся двигателем преобразования в обществе, изменений в том, как люди обучаются, производят и социализируются. Попадутся ли страны в ловушку «нового порядка вещей», или воспользуются преимуществами «четвертой промышленной революции», будет зависеть от их способности скорректировать свои модели экономического развития. Для успешного выполнения этой задачи им потребуется обеспечить значительное развитие частного сектора и расширение доступа к финансированию, чтобы они могли инвестировать в производственные активы, такие как новые технологии, а также в инфраструктуру, здравоохранение и образование.

 

CE: Насколько затяжным может быть нынешний нефтяной кризис? Каковы прогнозы IFC?

Димитрис Цицирагос: Как вы знаете, в 2015 году мировые цены на нефть упали на 35%. По оценкам Международного энергетического агентства (МЭА), в этом году цены на нефть могут упасть еще ниже из-за вступления Ирана на рынок поле отмены санкций. До сих пор крупные производители нефти не смогли достичь соглашения о сокращении уровня добычи, что делает маловероятным быстрый рост цен на нефть в краткосрочной/среднесрочной перспективе.

Недавно Всемирный банк понизил свои прогнозы цен на 2016 год по 37 сырьевым товарам из 46, включая нефть, цена которой, согласно прогнозам на сегодняшний день, в среднем составит $37 за баррель. В течение года ожидается постепенное восстановление цен на нефть. Тем не менее, темп этого восстановления скорее всего будет намного меньшим, чем после резких снижений в 2008, 1998 и 1986гг. Кроме того, прогноз роста цен остается под давлением значительных понижательных рисков.

 

CE: Какое давление на мировые финансовые рынки оказывает миграционный кризис в Европе? Какое влияние он окажет на экономику ЕС?

Димитрис Цицирагос: Слово «кризис» все чаще и чаще применяется к любой сложной ситуации. Давайте взглянем на некоторые цифры: Европейская комиссия утверждает, что к концу 2017 года в Европу могут прибыть 3 миллиона беженцев и мигрантов, и это огромная цифра. Тем не менее, Комиссия оценивает потенциальное влияние новых приезжих в среднесрочной перспективе как «относительно небольшое», при этом рост ВВП по отношению к базовому уровню составит 0,2%-0,3% к 2020 году.

В то время как приток мигрантов в Европе, скорее всего, станет сильным стрессовым фактором для экономик принимающих стран в краткосрочной перспективе, учитывая старение населения и сокращение рабочей силы в этих странах, миграция может также обеспечить долгосрочные экономические выгоды.

Я хотел бы добавить, что не Европа стала прибежищем большинства сирийских беженцев, а Турция, Ливан, Иордания и Ирак, куда прибыло 4,5 миллиона беженцев из Сирии. И для этих развивающихся стран с меньшими по объему ресурсами и небольшим опытом работы с беженцами, последствия на сегодняшний день совсем не положительные.

В Ливане, где один из 10 жителей в настоящее время является беженцем, спрос на электроэнергию за 18 месяцев вырос на 27%. Согласно исследованию Всемирного банка, в период между 2012 и 2014гг. приток сирийских беженцев обошелся местной экономике в $2,6 млрд.

В отчете МВФ за 2014 год отмечается, что общий макроэкономический эффект от беженцев в Иордании также был отрицательным. Ежегодные темпы роста в стране снизились на один процентный пункт, цены на жилье и импорт выросли, экспорт сократился, была создана неформальная экономика, а инфляция выросла за счет резкого повышения спроса, при этом соответствующего роста в производстве не произошло.

В конечном счете, последствия притока беженцев варьируются от страны к стране и от региона к региону. В долгосрочной перспективе они могли бы придать новый импульс европейскому экономическому росту. Тем не менее, без коллективных усилий по интеграции мигрантов в экономику принимающих их стран, нынешняя непростая ситуация еще более усугубится.

 

CE: Не считаете ли Вы, что замедление темпов роста российской экономики спровоцировало сегодняшний девальвационный кризис на азербайджанском рынке?

Димитрис Цицирагос: Хотя Россия является крупной экономикой и, безусловно, влияет на показатели соседних с нею стран, я не стал бы переоценивать ее роль. Доля России в экспорте Азербайджана составляет менее 3%. Девальвация маната была обусловлена сочетанием ряда факторов, при этом резкое падение цен на нефть стало сильнейшим из них.

В экономиках стран СНГ, богатых энергоресурсами, за последнее десятилетие наблюдался значительный экономический рост на фоне роста доходов от углеводородов. В результате, они, возможно, не были готовы к резкому падению цен на нефть и газ. С учетом давления на их международные резервы и налогово-бюджетный баланс, девальвация или обесценивание валюты и фискальная консолидация были неизбежны. Как я уже упоминал ранее, этим странам необходимо диверсифицировать свою экономику и поддерживать политику, способствующую развитию несырьевых отраслей.

 

CE: Не считаете ли Вы, что экономика и финансовый сектор Азербайджана могут претендовать на более внимательное к себе отношение со стороны мировых финансовых структур? Возможны ли определенные специальные меры поддержки, стимулирующие рост кредитоспособности страны?

Димитрис Цицирагос: Недавно Группа Всемирного банка разработала новую рамочную программу партнерства с Азербайджаном, в которой все ее члены, в том числе МБРР, IFC и МИГА, играют свои роли в предоставлении помощи Азербайджану в диверсификации экономики, укреплении институтов и обеспечении стабильного и устойчивого экономического роста. Я знаю, что ЕБРР, с которым мы тесно сотрудничаем в регионе Европы и Центральной Азии, также активно работает в Азербайджане. Я вижу в этом сильный сигнал, что международные институты готовы и заинтересованы помогать стране.

Что касается финансового сектора, общий экономический спад, безусловно, снижает аппетиты для новых инвестиций и ведет к снижению спроса на кредитные ресурсы. Но для Азербайджана это лишь часть проблемы. Участие внутреннего кредита в частном секторе остается относительно низким и составляет около 30% ВВП, что почти вдвое ниже, чем в среднем по Восточной Европе и Центральной Азии. Кроме того, в течение последних нескольких лет структура банковского кредитования держит курс на потребительское кредитование и сокращение кредитования реального сектора экономики. Ставки по кредитам, в среднем на уровне 18%, остаются чрезвычайно высокими.

Стоимость кредита должна быть снижена, чтобы направить кредиты в экономику. Систематическая диагностика страны Группой Всемирного банка показала, что низкий уровень конкуренции в банковском секторе является одним из факторов, объясняющих высокие операционные расходы, низкое качество кредитов и большие процентные спреды. На долю иностранных банков приходится только 10% от общего объема активов банковского сектора. С одной стороны, это уменьшает внешнюю уязвимость, но в то же время, это снижает здоровую конкуренцию и замедляет модернизацию и инновации финансового сектора.

IFC работает с банками в Азербайджане в целях расширения доступа малых и средних предприятий к финансированию, чтобы тем самым способствовать устойчивому экономическому росту. Мы обеспечиваем капитал, ликвидность и торговое финансирование для хорошо управляемых частных банков, отдавая приоритет кредитованию микро, малых  средних предприятий, а также проектов в сфере энергоэффективности и возобновляемых источников энергии. Мы также консультируем банки по вопросам корпоративного управления и управления рисками, а также помогаем им с внедрением новых инновационных банковских продуктов, таких как мобильные услуги, агрофинансирование, гендерное финансирование и другие.

 

CE: Какая работа осуществляется IFC в рамках поддержки малых и средних предприятий для стабильного экономического развития?

Димитрис Цицирагос: На долю малых и средних предприятий (МСП) приходится около 90% предприятий и свыше 50% занятости по всему миру. Они являются ключевыми двигателями создания рабочих мест и экономического роста в развивающихся странах.

IFC поддерживает МСП и через  стратегическое инвестирование и через предоставление консультативных услуг. По состоянию на февраль 2016 года, доля проектов, ориентированных на МСП, составила свыше 30% нашего активного кредитного портфеля. Более половины расходов нашей консультативной программы поддерживает мероприятия, направленные на улучшение условий для малого и среднего бизнеса, в том числе на расширение доступа к финансовым ресурсам, снижение издержек на ведение бизнеса, а также интеграцию в цепочку создания добавленной стоимости.

Мы считаем, что расширение доступа к финансированию для малых и средних предприятий лучше всего достигается за счет развития местных финансовых рынков, а также повышения конкурентоспособности финансового сектора. Для этого IFC предоставляет инвестиции и консультирование финансовым посредникам, чтобы помочь им расширить свои услуги для малого и среднего бизнеса. С помощью наших программ мы также содействуем реформам, которые поддерживают частный сектор и способствуют устранению барьеров для роста малого и среднего предпринимательства.

Мы работаем с банками по всему миру, чтобы содействовать им во внедрении кредитных продуктов для МСП. В Азербайджане банки-клиенты IFC при нашей поддержке в несколько раз увеличили кредитование малого и среднего бизнеса, предоставив финансирование более чем 300 тыс. малых и средних предприятий по всей стране. Во многих странах мы поддерживаем крупнейшие розничные сети и производителей агропромышленного комплекса, которые имеют обширные связи с малым и среднем бизнесом. Например, при поддержке IFC агропроизводители в Украине оказали положительное влияние на деятельность 21000 фермеров-поставщиков.

IFC также является техническим экспертом G20 по финансированию МСП. Это включает в себя руководство Глобальным партнерством по расширению доступа к финансовым услугам и управление Глобальным фондом финансовых инноваций для МСП, о чем объявил президент Обама на заседании G20 в Сеуле в 2010 году. Фонд предоставляет рекомендации, как расширить устойчивый доступ к финансированию для малых и средних предприятий и продвигать новые способы предоставления финансовых услуг для малого и среднего бизнеса.

 

CE: Как Вы относитесь к поддержке проектов экономики замкнутого цикла в ЕС, Азербайджане и других странах каспийского региона?

Димитрис Цицирагос: Мы в IFC считаем, что должны сделать все возможное, чтобы содействовать улучшению состояния окружающей среды и смягчению последствий изменения климата. В 2013 году по всему миру ежедневно производилось 3,5 млн. тонн твердых отходов и, согласно прогнозам, этот показатель вырастет почти в два раза к 2025 году. Плохая утилизация твердых бытовых отходов негативно сказывается на окружающей среде и здоровье людей, а также ведет к неэффективному использованию сырья и энергии. Для полигонов характерны высокие выбросы парниковых газов, локальные загрязнения воды и воздуха, что также негативно сказывается на ландшафте.

Уровни переработки отходов разнятся от страны к стране. Азербайджан, как и многие другие страны Каспийского региона, мог бы перенять опыт ЕС, где политики отдали должное внимание этим вопросам. Политика ЕС по отходам развивалась на протяжении последних 30 лет посредством принятия ряда планов природоохранных мероприятий, а также разработки нормативно-правовой базы, которая направлена на сокращение негативного воздействия на окружающую среду и здоровье человека, а также создание энергоэффективных и ресурсосберегающих экономик. В 2012 году 42% коммунально-бытовых отходов в ЕС были переработаны или компостированы, и этот показатель растет из года в год.

Во всем мире все больше и больше частных компаний и государственных органов разрабатывают стратегии, направленные не только на сокращение отходов, но и на получение доходов от отходов и их утилизации. IFC готова поддерживать инициативы по переработке отходов как через  предоставление финансирования, так и через помощь в структурировании государственно-частных партнерств и предоставление консультационных услуг муниципалитетам, желающим улучшить свои показатели в этой области. Мы оказали поддержку проектам по управлению отходами в ряде стран, включая Индию, Западный берег реки Иордан и сектор Газа, а также Турцию, и открыты для того, чтобы сделать еще больше в этой сфере.

 

CE: Как Вы оцениваете влияние проекта Южного газового коридора на инвестиционную и деловую активность стран всего каспийско-черноморского и средиземноморского региона?

Димитрис Цицирагос: «Южный газовый коридор» является одной из сложнейших в мире разработанных цепочек создания добавленной стоимости в сфере газа. Имея протяженность свыше 3500 километров, он пересекает территорию семи стран и реализуется с участием более десятка крупных энергетических компаний. Общий объем инвестиций, необходимых для реализации проекта, составляет около $45 млрд.

Диверсификация источников газа для региона, безусловно, повысит энергетическую безопасность и будет способствовать стабильному экономическому росту. Группа Всемирного банка получила предложение оказать поддержку проекту Трансанатолийского газопровода, на долю которого приходится 1825 км коридора. С учетом финансовой структуры TANAP, поддержка Всемирного банка, как ожидается, будет предоставлена по линии МБРР и, возможно, также МИГА.

Исторически сложилось так, что IFC принимала участие в других знаковых региональных инфраструктурных проектах, таких, как основной экспортный трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан. Мы открыты к рассмотрению поддержки ЮГК, при условии определения роли частного сектора в пакете финансирования и соблюдения социальных и экологических стандартов IFC.

 

CE: Как Вы оцениваете перспективы иранского финансового рынка? Какой Вы видите роль на нем  IFC?

Димитрис Цицирагос: Мы собираем данные и создаем базу данных по иранской экономике. Это включает в себя финансовый сектор и потенциальное влияние отмены санкций, как на Иран, так и на весь остальной мир, в соответствии с недавним соглашением между Ираном и P5 + 1 (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, а именно Китай, Франция, Россия, Великобритания, Соединенные Штаты, плюс Германия).

 

 

                                                                                                                                                                    Благодарим Вас за интервью

 

                                                                                                                      Интервью подготовили Сабина Мамедова и Ольга Нагиева

Прочитано 1199 раз
POWERED BY ZEYNURBABAYEV