Четверг, 28 Сентябрь 2023 07:08

Еврокомиссар: «Цифровизация преобразовывает мир финансов»

Caspian Energy (CE): ЕС планирует стать климатически нейтральным к 2050 году. Какие формы инвестиций — государственные или частные — сыг­рают важную роль в достижении этой цели в переходный период? Какие были приняты меры и созданы условия для мобилизации финансовых средств для поддержки энергетического перехода?

Член Европейской комиссии по вопросам финансовых услуг, финансовой стабильности и рынкам капитала Мейрид Макгиннес: Для достижения целей «Зеленого курса» и плана «RePowerEU», помимо инвестиций в размере 92 миллиарда евро до 2030 года для выполнения задач, предусмотренных Законом о чистых нулевых выбросах, ЕС ежегодно потребуются дополнительные инвестиции в размере более 620 миллиардов евро. Бюджетное финансирование будет играть определенную роль, однако объемы требуемых инвестиций выходят за рамки возможностей одного публичного сектора. Именно поэтому у нас есть модель устойчивого финансирования: частные финансовые потоки направляются в экономическую деятельность, способствующую переходу к устойчивому развитию.

За последние годы заинтересованность частного сектора в устойчивых инвестициях значительно возросла, но такое финансирование требует четких, последовательных и надежных правил и норм. Для этого ЕС наметил три основных направления работы:

1) Таксономия. Составление подробного глоссария по устойчивой экономической деятельности. Он призван поддержать инвесторов в финансировании переходных и экологически устойчивых проектов, которые существенно улучшают экологические показатели деятельности во всех ключевых отраслях экономики. Четко обозначая, что согласуется с экологическими целями ЕС, таксономия ЕС должна поощрять компании к запуску новых или модернизации существующих проектов в соответствии с этими критериями. Наряду с таксономией важным шагом на пути к борьбе с «гринвошингом» («зеленым пиаром») и другими видами дезинформации стало принятие в июне предложения о прозрачности и надежности рейтингов организаций по экологическим, социальным и управленческим параметрам (ESG).

2) Раскрытие информации. Приняв Регламент о раскрытии информации об устойчивом финансировании и Директивы о корпоративной отчетности в области устойчивого развития ЕС ввел режим всестороннего раскрытия информации, затрагивающий весь финансовый сектор, в целях повышения прозрачности в отношении экологических, социальных и управленческих (ESG) последствий, рисков и возможностей и руководствующийся подходом двойной значимости. Принимаемые сейчас Европейские стандарты отчетности в области устойчивого развития дополнят этот режим, поз­воляя компаниям передавать информацию об устойчивом развитии в стандартизированной и соразмерной форме, что облегчит им доступ к устойчивому финансированию.

3) Инвестиционный инструментарий. В частности, Стандарты зеленых облигаций ЕС и Климатические критерии ЕС, которые призваны обеспечивать поддержку участникам финансового рынка в их усилиях по приведению своих инвестиционных стратегий в соответствие с климатическими и экологическими целями ЕС.

В настоящее время мы сосредоточены на том, чтобы завершить работу над данной программой и сделать так, чтобы она эффективно помогала реальной экономике в переходный период. Мы стремимся к поддержанию высокого уровня экологических целей при минимизации связанного с этим бремени, чтобы наши компании были конкурентоспособными в долгосрочном периоде.

13 июня мы представили пакет, который укрепляет эти основы и обеспечивает их действенность на практике.

- В рамках этого пакета мы представили общий обзор недавно принятых Еврокомиссией мер по решению ключевых проб­лем реализации, о которых сообщили заинтересованные стороны. Эти меры призваны сделать правила и нормы максимально простыми в применении, а также четкими и последовательными, при одновременном максимальном устранении административных барьеров. Еврокомиссия продолжит работу по повышению удобства использования таксономии и схем устойчивого финансирования в целом при поддержке европейских надзорных органов, Платформы устойчивого финансирования, при постоянном участии заинтересованных сторон.

- Мы пояснили, что устойчивое финансирование не только для тех компаний, которые уже экологичны. В частности, мы издали указания о том, каким образом таксономия ЕС, Стандарт зеленых облигаций ЕС, Регламент о критериях и другие наши инструменты могут добровольно применяться компаниями различных изначальных статусов для привлечения капитала на проекты по их преобразованию, чтобы обеспечить доверительную среду для инвесторов и состоятельность инвестиций в преобразования.  

 

CE: Уважаемая член Еврокомиссии, не могли бы Вы подробнее рассказать о преимуществах Закона о рынках криптоактивов (MiCA) в ЕС и о том, как он будет обеспечивать защиту потребителей и финансовую стабильность?

Мейрид Макгиннес: Закон о рынках криптоактивов (MiCA) ориентирован на обеспечение целостности рынка, защиту потребителей и инвесторов и обеспечение финансовой стабильности на рынках криптоактивов. ЕС является первой в мире крупной юрисдикцией, установившей тщательно продуманные индивидуализированные правила по всем криптоактивам (включая стейблкоины), которые больше нигде не подпадают под действие существующего законодательства о финансовых услугах. Мы перемещаем эти прежде нерегулировавшиеся криптоактивы в правовое пространство.

Это, в частности, позволит устранить риски манипулирования рынком (и возникающей из-за этого волатильности), кражи криптоактивов у недостаточно информационно защищенных провайдеров. Многие криптоактивы, будучи спекулятивными инструментами, до сих пор остаются в пользовании инвесторов, готовых осуществлять такие рискованные инвестиции. MiCA гарантирует, что данная информация доведена до сведения всех потенциальных розничных инвесторов до совершения любых возможных инвестиций.

Также предусматривается возможность вмешательства в оборот продукта, когда криптоактив или деятельность, с ним связанная, вызывает серьезные опасения в части безопасности инвесторов или представляет существенную угрозу для рынков.

 

CE: Насколько разработана стратегия зеленого финансирования, и как Вы оцениваете ход реализации Европейского «зеленого курса»?

Мейрид Макгиннес: В своем «Зеленом курсе» ЕС ставит очень масштабные цели, которые в конечном итоге к 2050 году приведут нас к климатической нейтральности. Мы знаем, что бюджетных средств для этого будет недостаточно, и прилагаем все усилия, чтобы в преобразованиях сыграли свою роль финансовая система и корпорации.

Первый план действий по финансированию устойчивого развития мы начали в 2018 году и всего за пять лет разработали надежный свод правил, поддерживающих ориентацию потоков частного капитала на устойчивые инвестиции.

Из плюсов - рынок все шире использует систему устойчивого финансирования ЕС, что способствует частным инвестициям в зеленые и преобразовательные проекты. Например, первые результаты отчетности по корпоративной таксономии за этот год обнадеживают, компании важнейших отраслей эффективно используют Таксономию для обеспечения собственной экологичности. Первые отчетные данные получены еще не полностью, но уже подтверждают, что Таксономия ЕС является стандартом, который компании могут с пользой применять для форсирования своего перехода. 63% компаний из списка STOXX Europe 600 уже сдали отчеты о показателях таксономического соответствия, и 30% из этих компаний сообщают о ненулевом уровне. Еще больше обнадеживает то, что эти компании, сообщившие о ненулевых показателях, в среднем соответствуют требованиям таксономии 23% капитальных затрат, 24% операционных расходов и 17% выручки.

Кроме того, последние данные по Климатическим критериям ЕС свидетельствуют о том, что критерии, соответствующие Парижскому соглашению (КСПС) и Критерии климатического перехода (ККП) уже признаны крупными инвестиционными институтами, включая государственные учреждения и организации за пределами ЕС, в качестве надежных инструментов, помогающих инвесторам приспособить свои портфели к курсу декарбонизации. По некоторым оценкам, в 2023 году объем активов в управлении финансовых продуктов, соответствующих КСПС или КПП, уже достиг 116 миллиардов евро.

По мере увеличения объема поступающих данных преимущества применения этой системы будут возрастать. Европейская единая точка доступа, «единое окно» для получения информации о компаниях ЕС, связанной с бюджетными финансами и деятельностью в сфере устойчивого развития, обеспечит открытый цифровой доступ к этим данным.

 

CE: Какие новейшие цифровые технологии внедрены в финансовую систему ЕС?

Мейрид Макгиннес: Цифровизация преобразовывает мир финансов. Она создает новые способы предоставления финансовых услуг и продуктов, новые возможности их потребления и новые виды организаций, распространяющих и популяризирующих их. Участники инновационного рынка внедряют новые технологии, а действующие бизнес-модели эволюционируют. Все это оказывает непосредственное влияние на то, как мы регулируем и контролируем.

Наша Стратегия цифрового финансирования призвана стимулировать инновации, регулируя при этом риски. В частности, я хотела бы упомянуть две технологии, обладающие потенциалом трансформировать финансы, которые мы учитываем в нашей регуляторной деятельности.  

Первая - это технология распределенных реестров. Она лежит в основе криптоактивов, с которыми уже было множество случаев мошенничества и нестабильности, что требует гораздо более жесткого регулирования данного сектора. И ЕС отреагировал на это принятием Закона о рынках криптоактивов (MiCA). Однако при надлежащем регулировании технология распределенных реестров может повысить эффективность рынков капитала и удешевить к ним доступ, в том числе для небольших компаний. Это очень актуально для нашей цели развития Союза рынков капитала в ЕС. В этом году мы запустили пилотную версию распределенных реестров, позволяющую как авторитетным финансовым компаниям, так и новичкам экспериментировать с выпуском, торговлей и расчетами акций или облигаций при помощи технологий блокчейна. Предлагаю финансовым фирмам рассмотреть возможность участия в этом; мы с большим интересом ожидаем первых проектов.

Во-вторых, финансовый сектор все шире использует искусственный интеллект (ИИ). Мы видим, что им пользуются для выявления мошенничества, оценки кредитоспособности людей и в целом для оценки рисков, при финансовых консультациях, принятии инвестиционных решений и совершении торговых сделок. Интерес к искусственному интеллекту возродился после выпуска генеративных систем искусственного интеллекта, таких как ChatGPT. Генеративный искусственный интеллект, вероятно, расширит применение ИИ в целом, в том числе в финансовом секторе. Искусственный интеллект может изменить процессы работы с клиентами, преобразовать операции финансовых учреждений, улучшить процессы управления рисками и мошенничеством и помочь в соблюдении нормативных требований. Он может повысить точность и оперативность в принятии решений, сделать эффективней выявление и предотвращение мошенничества, автоматизировать обслуживание клиентов и усовершенствовать оценку рисков и управление ими. Однако при ненадлежащем обращении искусственный интеллект также создает риски, например, риски исключения. Поэтому ЕС предложил принять общерегулятивный акт, Закон об ИИ, который будет охватывать все отрасли, и мы надеемся, что Европейский парламент и государства — члены ЕС согласуют его на межведомственных переговорах как можно скорее.

 

БлагодаримВасзаинтервью

Read 130 times Last modified on Среда, 17 Апрель 2024 06:16
НОВОСТИ